Eng   Укр

Соционическая библиотека: статьи

Карпенко О.Б.

Международный институт соционики
Журнал "Соционика, ментология и психология личности", N 1, 1995.

Восприятие аспектов мира

Понимание семантики аспектов информационного потока всегда сопряжено с некоторым субъективным представлением об этих понятиях. Вниманию читателей предлагается образная точка зрения на аспекты.
Ключевые слова: соционика, аспект информационного потока, сенсорика, интуиция, логика, этика, функция информационного метаболизма, тип.

Установившееся в соционике мнение о науке как исключительно логической (еще лучше - интуитивно-логической) структуре длительное время удерживало меня от попыток обнародовать свое личное (или типичное - сенсорно-этическое) представление или восприятие семантики функций информационного метаболизма (название аспекты, наверное более точно и уместно). Но, с другой стороны, может быть именно такая, логически слабо обоснованная картина, взгляд определенно субъективный, сознающий свою односторонность и не стремящийся к объективности, а лишь иллюстрирующий некоторые положения теории может оказаться полезным.

Известная работа Л. Пименовой "Сенсорно-логический интротим глазами сенсорно-логического интротима" предпринимала уже попытку семантического наполнения символов соционики. Для сенсорно-этических интротимов ("Дюма") проверка истинности или ложности некоторых положений теории возможна не логическим путем (хотя оценочная L дает возможность уверенно говорить: это правильно, это не верно, даже, может быть, не умея строить логические цепочки). Но с уверенностью можно сказать - да! - только если рождается цельный, не противоречивый, в каком-то смысле уравновешенный образ. И то, что ФИМ в соционике имеют такое образное наполнение - с этой точки зрения - лучший критерий истинности.

Итак, начнем с S. Это сенсорика в ее полном, изначальном смысле - все ощущения: звук, цвет, запах, вкус и, конечно, - и прежде всего - тактильные ощущения. Объяснения тождику:
- Мы с тобой сенсорики.
- А как это ?
- Вот так! (жест рукой, пальцами, ладонью)
- Да, конечно!

Слов не надо - жест, движение точнее слов. Ощущения воспринимаются со всех сторон (и от внутренних органов тоже), от всех миллионов рецепторов нашего тела. Все разнообразные ощущения создают целостный образ: запах неотделим от вкуса, внешний вид от того, что дает прикосновение (языком или рукой - все равно, все рецепторы равноправны); по виду можно "достроить" вкус: читаешь рецепт - "а это должно быть вкусно!", запах вызывает в памяти совершенно четкую картину: что, где, когда - отвечать можно с любыми подробностями. "Гастрономические галлюцинации" - хочется не просто есть, не "чего-нибудь вкусненького" (хотя просьба звучит именно так), а вкус уже известен и не только вкус, а и состав, как порезано, что добавлено, в какой последовательности, в какой посуде подано - это все возникает одномоментно, но может быть развернуто в длинющее описание. Равноправие рецепторов, сигналов, от них получаемых, отнюдь не означает их недифференцированности - что где болит хорошо известно и без врачей, и если мокро правой пятке - достаточно подтянуть ногу, не стоит перебираться на новое место, и боль можно перетерпеть, если это не угрожает жизни. Поэтому при всем внимании "Дюма" к чужим жалобам на самочувствие, здоровье - равнодушие к нытикам, уверенность в чужих ощущениях такая же, как и в своих. Отсюда и стремление к комфорту во всем на доступном сейчас, здесь, в данных условиях уровне.

Ощущение - вот родная стихия СЭИ. Даже активная жестикуляция в разговоре - попытка увеличить ощущающую поверхность. Нужно помнить, что для СЭИ образы - не прямое отражение реальности (речь идет о зрительных, а тем более вербальных образах - картинках, описаниях). Свои ощущения, для которых нет слов в нашем языке - ну как объяснить, что чувствует рука, прикасаясь к мокрому, холодному оконному стеклу - только рассказать, что на улице вечер, дождь, шины шлепают по асфальту, фонари отражаются в лужах - это все не о том и о том же -ощущения эти приходится объяснять "картинками" (счастлив, умеющий рисовать), а затем рассказывать эти картинки.

S - сенсорика пассивная, наблюдающая, отстраненная, медитативная. У СЭИ она приятно эмоционально окрашена: это приятно - летний день, солнышко, тепло его лучей, ощущение травки под спиной. Ощущать - это приятно! - вот кредо СЭИ. Графический образ этой сенсорики - S - совершенно не случаен. Ощущения со всех сторон. Некая ощущающая поверхность: сфера или окружность. Граница между внутренним (телом, "Я") и внешним миром. Белый круг на слабо освещенном поле - я в мире ("Я" - в центре), S - его окружность. Именно так рождаются эти ощущения - восприятие того, что лежит вне границ моего "Я", ощутить и остановиться на этом, не делая выводов, не стремясь что-либо изменить. Ощущать отстраненность своих ощущений. В то же время F - именно круг, еще лучше - шар, резиновый, тяжелый, упругий мячик, его внутренность. Каждое воздействие по F вызывает некое центростремительное движение, стягивание к центру, порождает необходимость ответа, реакции. Теория отражения (по Ленину) - программное высказывание по F: любое воздействие оставляет след, возникающий как круги от камня на воде, застывающий как отпечаток ступни на влажном бетоне - навсегда, навсегда... - всегда реакция, действие (будь то вовне или внутрь себя). По словам В. Долгачева, экстрасенсорно анализировавшего особенности разных ФИМ, если S - непосредственные ощущения, то человек с первой функцией F смотрит на мир словно в зеркало, оборотясь к миру спиной.

S на первом месте в модели типа отвечает за восприятие пространства. Еще лучше говорить: пространства-времени, того самого, которым оперирует теория относительности, но с четырьмя пространственными координатами. Для S пространство не является "пустым объемом", в котором существует (расположено) нечто - "материя", тела. Вовсе нет! Это ньютоновское, неживое, пустое, даже непонятно для чего и как существующее пространство могло возникнуть только в воображении ТИМа с очень слабой S. Пространство имеет некую структуру, кривизну - как хотите. Для СЭИ оно четырехмерно в смысле реализации в нем всех мыслимых и немыслимых трехмерных пространств. Если для ЭСЭ ("Гюго") или ЛСЭ ("Штирлица") есть потребность конструировать, создавать пространство (архитектуру), то для СЭИ все те пространства, которые можно сконструировать, уже существуют, существуют сейчас, все их возможные изменения уже есть, но в разных временных точках этого пространства-времени.

Для S всегда есть оппозиция: я и мир, центр окружности и ее обод; для F такой оппозиции нет - центр шара завяз в его внутренности. И, по-моему, это вполне достаточное основание для выбора названия - экстравертная-интровертная - функции.

Для E характерна такая же включенность, как для F, в восприятии соответствующего аспекта. E для СЭИ - поле эмоций, обладающее всеми свойствами физического поля - напряженностью, потенциалом, кривизной (геометрией). Зрительно поле эмоций очень похоже на картинки гравитационных полей в книгах по теории относительности. Гибкая, упругая, эластичная пленка (оранжевая, золотая), простирающаяся в пространстве (комнате), заполняющая его. Центр - Я, Эго, мое психическое; другой человек - деформация, той или иной силы, этого поля.

Поэтому и символ для этики всего лишь часть образа - боковой проекции пространства Лобачевского:

или:

Для СЭИ это поле физически ощутимо, его деформации, вызываемые эмоциями других людей, бывают порой просто невыносимы. "Дюма" отнюдь не посредник, не миротворец, ибо все это он делает не для блага других, не для того, чтобы сделать кому-то приятное, а потому, что не может существовать в отрицательно напряженном эмоциональном поле - до физической боли. Скорее, скорее - или уйти, или сгладить эти эмоции. У СЭИ эта функция трехмерна: поле, расположенное в реальном физическом трехмерном пространстве. Трехмерный образ эмоционального поля. У ЭСЭ ("Гюго") это не так, эмоции - ценность, потому что все эмоциональные ситуации равноправны, равномасштабны, не оцениваемы, не поддаются никакой логической классификации.

Первая функция всегда четырехмерна. Не надо спорить по этой функции, потому что с тождиком всегда можно прийти к взаимопониманию, а все иные типы (с иной размерностью этой функции) видят лишь часть общей картины, их взгляд не противоречит общей структуре, а является только частным случаем. Все последующие функции улавливают только часть этой глобальной картины, все они меньшей размерности по тому аспекту, который отражают; и размерность уменьшается до МНС - до одномерной, точечной функции, наши понятия о соответствующем аспекте сужаются в точку, в одно слово: "да" или "нет".

Для людей с сильной R непосредственное восприятие эмоций другого человека затруднено, обязательно нужно создать оппозицию: я и он, они, отношения между нами, между ними. И вопрос ставится не "что с тобой ?", а "почему ты так ко мне (к нему) относишься ?".

В этом пространстве-времени, о котором мы говорили, обсуждая S, нет времени в психологическом, соционическом смысле. T - интуицию времени в соционике можно описывать потоком, безбрежным, бездонным потоком. Вопрос: поток чего? - здесь не уместен, главное - движение, необозримость этого движения, неизбежность изменений, эволюции. Двумерность T у СЭИ порождает и двумерный образ: ощутимо лишь направление этого потока, то, что он движется, но не его глобальность. Это для ИЭИ ("Есенин") и ИЛИ ("Бальзак") время - четырехмерно, "временное пространство", все мыслимые времена и все мыслимые направления эволюции.

По T та же оппозиция, что и по всем "белым" функциям: я в потоке, я наблюдаю за изменением. ТИМы, у которых T - первая функция, воспринимают мир движущимся только во времени, по координате Время.

" Мир каждую минуту умирает и возникает вновь в новом виде. В различной степени меняются каждую секунду составляющие мир части. Из-за этого возникает иллюзия движения в пространстве. То, что принимается за движение одной части в пространстве, является суммарным результатом изменения во времени всех примыкающих частей, как имеющих форму, так и не имеющих ее..."
     Комментарий к "Алмазной Сутре"

Такое же четырехмерное временное "пространство", единственная пространственная координата сведена до точки, до пространственного "мгновения".

Интересно увязаны эти пространства T и S. Такое впечатление, что это некое единое, перетекающее от одного полюса к другому, пространство. Соответствующая функция на определенном месте в модели как бы выхватывает только четыре измерения - четырехмерное пространство для СЭИ, четырехмерное время для ИЛИ, но все же есть некий след, слабая тень, точка, родинка от редуцированных остальных координат - намек, подозрение о существовании времени в S, своего рода временная нумерация всех этих мыслимых пространств; след от пространства, его протяженности в T - представление о частях мира, его точках, тех "местах", в которых он умирает и возрождается, тех "молекулах", которые составляют поток.

Переход функции на второе место позволяет путем отказа от одного измерения своего полюса захватить одно измерение другого полюса: для ЛИЭ ("Джек") "время не ждет!", оно врывается в пространство; для ЭСЭ ("Гюго") мир (пространство) уже меняется, его можно менять, строить, сегодня мир не таков, как вчера, это пространство уже не просто трехмерно, оно способно к эволюции, эта возможность осознана, но направление эволюции уловить невозможно.

Мой зрительный образ T - струйка молока на поверхности стола - отражает прежде всего двумерность этой функции в модели моего ТИМа -картинка на плоскости. И от всего потока времени остались только "вчера ", "завтра" и "сегодня" как отрезок между этими двумя точками. У ЭСЭ и ЛСЭ и того меньше: "сейчас" или "не сейчас", поэтому вечные опоздания или вечная спешка: "когда? - сейчас!", "когда? - потом!".

Интуиция возможностей - I - прежде всего видение скрытых пружин, движущих и изменяющих наш мир. Если этот мир и события в нем происходящие представлять поверхностью воды, подвижной, играющей пленкой, то взгляд интуита словно сбоку, сквозь всю толщу вод, своего рода срез. И интуиция I позволяет видеть не рябь на поверхности, не игру волн, а те скрытые силы, что приводят море в движение. В этом смысле ИЛЭ ("Дон Кихота") можно сравнить с божеством воды, проникающим во всю ее толщу, на все глубины, ЛИИ ("Робеспьера") - с дельфином, ныряющим и всплывающим на поверхность, СЭЭ - с чайкой, ловящей рыбу, ЭСИ - с водомеркой, скользящей по поверхности воды и не ведающей, что скрывается в ее глубинах: вода или держит, или нет.

Символ ФИМ интуиции - треугольник - родник, источник, бьющий из-под земли, рождение нового, пирамида, восхождение на вершину, взгляд с птичьего полета.

О логике пусть лучше говорят логики.

И все же. L - органный хорал, нарастающая мелодия, заполняющая все пространство. И в то же время - квадрат, каркас, проект, шарнирная модель молекул в химии.

В математике есть удивительно изящное понятие - категория (примитивно - объекты (точки) и стрелки между ними). Любой объект категории можно описать его связями с другими объектами, совершенно не углубляясь в его внутреннюю структуру - она проявляется через эти связи. И сама категория полностью описывается своими стрелками, своими внутренними связями, но, выходя на более высокий уровень, можно и категорию описывать связями с другими категориями. По-видимому, так же работает L. Тогда P можно описать как набор объектов категории, забыть о стрелках, а помнить только о внутреннем строении объектов. Еще L можно сравнивать со структурой полей - гравитационного, электро-магнитного, изучаемых физикой. Тогда P будет соответствовать понятиям массы, заряда.

И в этой паре функций можно найти такое же "черно-белое" отличие: если для L - я строю систему, я вижу структуру, существующую независимо от меня, то для P - я делаю, я изменяю, я преодолеваю, я включен в события, они происходят и внутри меня.

Литература:
  1. Букалов А. В. О размерности ФИМ. - 1990 г.
  2. Пименова Л.В. Сенсорно-логический интротим глазами сенсорно-логического интротима.
  3. Букалов А.В., Бойко А.Г. Соционика: тайна человеческих отношений и биоэнергетика.